Статья Богословской (Адмакиной) Е.В. - гостя слета Трезвости юга России в Ростове-на-Дону

- 2014.04.01 21:55:04
Статья Богословской Адмакиной Е.В.  гостя слета Трезвости юга России

Формирование трезвеннических убеждений у детей дошкольного возраста. Рекомендации педагогам и родителям

От автора

Я живу в сознательной Трезвости практически всю свою жизнь, с семнадцатилетнего возраста. В моей семье тоже все абсолютные трезвенники. Дочь и сын выросли в трезвой обстановке. И всё-таки поволноваться нам всем пришлось, когда дочь была подростком и в какой-то момент испытала трудности в связи с табачно-алкогольной ситуацией в молодёжной среде. Она даже на некоторое время стала сомневаться — а правы ли мы в том, что признаём абсолютную Трезвость. Сейчас всё хорошо. Но очень хочется начать разговор о наших детях. Как уберечь их от заманивания в сети самоотравления различными интоксикантами (табаком, алкоголем и другими)? Надеюсь, что каждый заботливый родитель вынесет из нашего разговора что-то полезное для воспитания своих детей. Ведь самое главное, чего желает каждый нормальный человек – это чтобы его дети были счастливы.

Пусть ваши дети остаются трезвыми, здоровыми и счастливыми всегда!

Вступление

Часто родители детей-подростков недоумевают – почему их сын (или дочь), воспитанию которых уделялось так много времени и сил, вдруг потянулись к разного рода интоксикантам (табаку, алкоголю и другим в виде «вина», «пива», «энергетиков» …). Основная часть родителей слишком поздно понимают, что в их дом пришла беда; зачастую это происходит лишь тогда, когда их ребёнок приходит домой, еле держась на ногах, или уже вовсю травится табаком, или зависим от других интоксикантов. Более заботливые и внимательные родители бьют тревогу, когда их отпрыск впервые замечен за пагубным делом. Но самые умные родители заботятся о трезвом будущем своих детей гораздо раньше – ещё в дошкольном детстве.

Как же формируются трезвеннические убеждения у детей? Что нужно говорить детям и чего делать и говорить нельзя? Как поступать, если ребёнок явно подвергается информационной агрессии – программированию на будущие отравления табачно-алкогольными и другими ядами?

Очень условно всех заботливых родителей

можно разделить на 4 группы:

1.- те, которые были трезвенниками всегда или стали ими до рождения своих детей;

2.- те, которые пришли к Трезвости, уже имея детей;

3.- те, которые живут трезво, но своих детей воспитывают с другими членами семьи, которые отравляются – «пьют и курят»;

4.- те, которые сами «пьют и курят», то есть отравляются, но хотят, чтобы их дети избежали участи алкоголиков, или умерших от болезней, непосредственно связанных с табакокурением, или от других интоксикантов.

Есть ещё одна группа родителей, которых уже коснулась деградация из-за отравления интоксикантами (алкоголем, табаком или другими) – они сами травят себя «с удовольствием», «культурно» или не очень и не видят ничего плохого в том, что их ребёнок отравляется табаком или, например, травится «немножко» пивом.

О таких родителях и горькой участи их детей мы говорить не будем. Очень мала вероятность, что они нас услышат. Но те родные и друзья, которые живут рядом с ними, могут попробовать помочь детям. Известно много случаев, когда бабушки и дедушки на склоне лет приходят к Трезвости и приводят в Трезвость своих внуков, буквально вырвав их из алкогольных родительских пут – у своих детей. Крёстные родители, друзья семьи, дяди, тёти – все могут, воспользовавшись нашими советами, помочь ребёнку, глубоко запрограммированному на самоотравление собственными родителями.

Часть 1

Табачно-алкогольно-интоксикантная зависимость: когда и где всё начинается?

Когда я работала воспитателем в детском саду, то в разговорах и играх детей своей группы наблюдала довольно частое упоминание ситуаций, событий, слов, связанных с отравлениями алкоголем и табаком.

Есть в детском саду такая форма работы, как беседы (индивидуальные, подгрупповые, групповые) на разные темы. Чаще всего они проводятся в утренние и вечерние часы. Например, беседы, целью которых является развитие связной речи «Как я провел выходные», «Что умеет мой папа», «Как я помогаю маме» и т.д. Один мальчик (6 лет) регулярно во время таких бесед рассказывал об отравлениях алкоголем мамы, папы, соседей.

Причем папа этого мальчика, по общепринятым меркам, не алкоголик. Но из рассказа мальчика о папе я услышала такую богатую информацию об алкогольных отравлениях! В ней были даже правила отравлений, наблюдения последствий, знания крепости и вкуса. Передо мною был ребёнок, глубоко запрограммированный на алкогольные отравления в будущем! Я поняла, почему он так часто говорит о виденных им ситуациях. У него (а это довольно умный мальчик) не укладывались в голове противоречия наблюдаемых явлений жизни, что связанны с алкогольными отравлениями. Он подсознательно искал помощи в разрешении этой сложной для него задачи. Он всегда слушал меня внимательно, но ни разу не согласился, что «пить» плохо, не защищал отравлений, но часто повторял: «Ну почему же...»

Как-то раз зашёл разговор с детьми о Трезвости, как хорошо, естественно быть трезвым. Дети наперебой поддерживали меня, хотя рассказывали при этом об отрицательном воздействии на человека табачных отравлений, приводили примеры. «Я видел дядю, он курит, и у него черные зубы», «Мой папа курит и все время кашляет», «Один дядя курил и умер, потому что у него почернели лёгкие», «Папа из-за того, что курит – всё время болеет» и т. д. А потом долго-долго перечисляли родственников и знакомых, что отравляются табачными ядами. После такой беседы одна девочка (6,5 лет) стала часто обращаться ко мне с просьбой: «Расскажите ещё, почему «курить» плохо?». Я видела в её глазах не простое любопытство, а тревогу и какую-то решимость. Мне приходилось переводить разговор на другие, более подходящие для ребёнка темы, но она вновь и вновь возвращалась к теме «Почему «курить» плохо» и была настойчива. Оказалось, что мама этой девочки призналась ей в том, что отравляется табачными ядами, очень хочет перестать, но не может, и дочь проявила заботу о маме, рассказывая всё, что узнавала в детском саду о курении.

После этих двух случаев у меня появилась мысль придать таким разговорам методическую основу. Я составила анкету-план, продумала вопросы и стала говорить с каждым в свободное время наедине. Ответы детей моей группы были потрясающими. Я стала опрашивать и других детей этого же возраста.

Получилось маленькое, но очень наглядное исследование. Опрошено было 120 детей 6-7 лет (иногда 5,5 лет).

Я рассчитывала получить представление о том, что знают дети об алкоголе и табаке, было ли у кого-нибудь приобщение случайное или осознанное; и, главное, какое отношение у дошкольников к этим ядовитым веществам, что думают о наблюдаемых ими ситуациях, когда взрослые отравляются табачно-алкогольными ядами. В моей анкете были вопросы о Трезвости, о перспективе на будущее.

Оказалось:

- все из опрошенных детей знают, что такое алкоголь, легко перечисляют алкогольные изделия (в основном ядовитые разведения вида – водка, шампанское, вино, пиво);

- 70 % детей пиво к алкогольным изделиям не причисляли;

- 60% детей сообщили, что у них родители «пьют спиртное», и ещё 35% говорят приблизительно так: «Не пьют, только по праздникам чуть-чуть, по капельке»;

- отрицательное отношение к человеку, отравленному алкогольным ядом, высказали все дети, но к процессу отравления только 20%;

- у 70% детей приобщение к отравлению алкогольным ядом состоялось из рук родителей, причем почти половина из них пробовали «всё по чуть-чуть», а вторая половина пробовала пиво. Характерно, что при ответе на этот вопрос многие дети довольно или смущенно улыбались, но говорили, что им не понравилось. Только один мальчик из 120 опрошенных детей на вопрос: «Тебе понравилось?» ответил: «Нормально»;

- около 80% детей пили детское шампанское. Когда рассказывали об этом, некоторые дети делали оговорки: «Детское шампанское можно, это тот же лимонад»;

- конфеты с примесью алкогольного яда ели многие дети, но все сказали, что им не понравилось;

- у 95 % детей в семье отравляется табачными ядами хотя бы один человек.

- Характерное наблюдение. В моей нефрологической группе (это дети с заболеваниями мочеполовой системы) все дети (все 100%!) из семей, где травятся табаком. И часто – не только мужчины, но даже есть мамы и бабушки;

- некоторые дети при упоминаниях об отравлении табачным ядом тут же переходят на разговор о других интоксикантах. У многих одна и та же мысль: «Если один раз попробуешь, то будешь всю жизнь»;

- «Что значит быть трезвым?» – не знает никто! Ответы самые невероятные: «Трезвый – это тот, кто вчера много пил», «Трезвый – это побитый», «Трезвый – это который сильно пьяный», «Трезвый – это который много знает», но чаще отвечали «не знаю».

- на вопрос: «Хотел бы ты, чтобы твои родители «пили» и «курили?» все дети отвечали «нет». Некоторые обнаруживали безысходность ответами типа: «Если я скажу папе не «пить», он поставит меня в угол»;

- на вопрос: «Будешь ли ты, когда вырастешь, «пить и курить?» все отвечали «нет». Только один мальчик ответил так: «Дядя сказал, что если захочу, то буду». Причем об алкоголе иногда говорят «нет», «не знаю» с хитринкой в глазах, а о курении все утвердительно и категорически «нет», а девочки иногда очень эмоционально отрицали.

Однажды, во время подготовки к обеду, мы говорили о пище, о том, что полезно, а что вредно – дети хорошо просвещены в этом. Но когда я задала вопрос: «А что есть такое, что некоторые люди ставят на стол вместе с едой, но это яд? И люди пьют этот яд, а думают, что пьют хороший напиток?»- никто не мог догадаться, не помогли и наводящие вопросы.

Такие вот грустные результаты.

Дети дошкольного возраста испытывают воздействие противоречивой информации о процессах отравления табачным и алкогольным ядом. Детям трудно понять, почему родители говорят, что эти вещества плохие, а сами «пьют» и «курят». Почему эти «напитки» такие горькие и противные, но их ставят на стол вместе с хлебом и конфетами. Решить эту трудную задачу им невозможно без помощи. Постепенно ситуации, в которых взрослые отравляют себя этими ядами, в представлении детей становятся интересными, захватывающими и вполне нормальными.

Увиденное дети отображают в играх. Наблюдая игры детей, можно определить, насколько ребенок уже запрограммирован и, чем чаще в игре появляются моменты, связанные с табачным и алкогольными ядами, тем сильнее надо «бить тревогу». Малыш впервые «закурил» палочку – это должно стать первым тревожным сигналом для родителей. И если они позволят себе умиленно улыбаться шалостям малыша, то через 8-10 лет могут оказаться бессильными перед проблемой и скажут, что беда пришла неожиданно и случайно. Легко можно провести такое наблюдение – предложить детям поиграть в такие игры, как «Праздник», «Гости», «Прогулка в парк», «Папа», «Водитель троллейбуса» и посмотреть, какое место будут занимать в этих играх сюжеты, связанные с табачно-алкогольными отравлениями. Их будет столько, сколько каждый конкретный ребёнок видел в жизни и запечатлел в своей памяти.

Приведу лишь несколько примеров из моих наблюдений.

Павлик, 4 года. Едет на машине, в руках держит кубик и кричит: «Я пью водку, я пью пиво». Воспитатель забирает кубик и говорит: «Это плохая игра, плохую водку и пиво выбросим». Павлик соглашается и, продолжая двигаться по группе на машине, отталкиваясь от пола ногами, кричит: «Я еду в магазин за водкой, я еду в магазин за пивом».

Маша, 4 года. Идет по группе, раскачиваясь. Говорит Ане: «Я как будто буду мама, я иду пьяная домой, а ты будешь подруга». Воспитатель останавливает Машу: «Не надо играть в такую игру, пьяной быть плохо». А она в ответ: «А мама была пьяная». Воспитатель переключила внимание девочек на уголок с посудою, они увлеклись игрой – готовят пироги. И вдруг Маша говорит Ане: «Иди в магазин, купи пиво».

Женя, 2 года. Сел прямо на землю, нашел палочку, сунул ее в рот - «курит». Мама забрала палочку и выбросила. Тогда он нашел окурок, сунул в рот. Мама окурок забрала и тоже выбросила. Тогда малыш найденные окурки стал прятать в карман, хитро поглядывая на маму.

Кирилл, 3 года. Играет в водителя троллейбуса. Сунул в рот карандаш, словно табачный отравляющий снаряд. Мама забрала карандаш. Тогда он нашел игрушечную отвертку, сунул в рот, взял руль. Едет. Мама стала ему объяснять: «Где ты видел, чтобы дядя ехал с отверткой во рту или с карандашом? Карандашом надо рисовать, отверткой ремонтировать». Кирюша увлекся другим делом – без «сигареты» во рту в водителя троллейбуса не игралось.

Детский сад, подготовительная к школе группа. Предлагаю поиграть в игру «Ждем гостей». Задаю вопрос: «Что нужно сделать, когда ждешь гостей?». Ответы детей: «Навести порядок в доме, нарядно одеться, накрыть стол, купить пиво и шампанское».

В играх дети реализуют те свои желания, которые еще не могут осуществить по-настоящему. В играх дети выражают свои впечатления о жизни взрослых.

А ведь впечатления детства самые сильные, они откладывают отпечаток на всю жизнь. Все знают о том, как важно, чтобы с ранних лет ребёнок общался со спокойными доброжелательными людьми, жил в мире природы, искусства, читал жизнеутверждающие литературные произведения (особенно народные сказки), соприкасался с предметами и событиями, несущими позитивную информацию. «Привычка» взрослых к отравлению табачно-алкогольным ядами, сам процесс ритуального самоотравления, чем, по сути, и является так называемые «питие» и «курение», несут негативную информацию, разрушающую верное представление о естественном здоровом образе жизни.

Поэтому формирование трезвеннических убеждений надо начинать с рождения. Трезвость – естественное нормальное состояние человека, и, если бы мы жили в естественных и нормальных условиях, то и речи о каком-то специальном воспитании трезвеннических убеждений бы не было. Человек просто бы рождался, жил, развивался; пил, ел продукты, поддерживающие жизнь, работал, общался с другими людьми, любил и продлевал свой род. Но, к сожалению, мы живем в условиях информационно-финансовой агрессии, когда людям сознательно и настойчиво навязываются стереотипы разрушительного поведения. Мы живем в условиях, когда навязывается извращенное понимание жизни. Когда в сознании многих людей все смешалось, исказилось, вывернулось наизнанку. В результате в общественном сознании есть ложное мнение, что алкоголь, табак и другие интоксиканты это неотъемлемая часть жизни современного человека, и напрочь забыта многими истина: табак, алкоголь – это яды; а Трезвость – естественное состояние человека, семьи, общества.

К сожалению, наши дети о Трезвости не знают, а вот об интоксикантах слышат часто. Слышат и видят. С раннего возраста и ежедневно наблюдают процесс отравления у своих близких, знакомых, соседей и, особенно, у родителей. Взрослые, беззаветно любящие своих детей, не отдают себе отчета в том, что, «раскуривая» отравляющие табачные снаряды, отравляясь алкогольным ядом, они выступают мощными программистами, ярким примером и образцом для подражания. Стоит ли удивляться тому, что их дети чуть лишь почувствовав себя взрослыми (12-15 лет) обязательно начнут отравляться табачно-алкогольными ядами. И очень трудно будет их от этого пагубного занятия освободить.

Сильнейшее программирующее воздействие испытывают наши малыши, когда видят и слышат о табаке и алкоголе в средствах массовой информации: через телевидение, радио, газеты, журналы, книги...

Особую роль играет телевидение. Ещё 15-20 лет назад, обучая будущих воспитателей в педучилищах применению технических средств в педагогическом процессе, обязательно предупреждали, что ребёнок должен смотреть телепередачи не более 15 минут в день! А сколько минут, часов проводит у телеэкранов современный ребёнок? Телевизор пришел даже в детский сад. Он так же, как и видеомагнитофон, бывает очень нужен. Но лишь иногда. Например, проиллюстрировать сюжетом какую-нибудь часть занятия или просмотреть видеозапись прошедшего утренника. И не более. Когда же воспитатель усаживает перед телеэкранами детей для просмотра мультфильмов, то заботится он вовсе не об их развитии. Известно, что сам процесс длительного просмотра передач пагубно сказывается как на физическом, так и на психическом здоровье детей. Тем более, если ребёнок смотрит все без разбора, и взрослые передачи, и фильмы, и рекламу. Информация агрессивна, противоречива, обладает целым комплексом программирующих детское сознание установок, дающих искаженное представление о мире, о жизни взрослых людей и т. д. Идёт навязывание сюжетов и моментов, связанных с табачно-алкогольными и иными отравлениями.

Многие взрослые уже перестали обращать внимание на то, что на экране почти ежеминутно мелькают сигареты, бокалы, бутылки, шприцы; ведутся разговоры где, как, с кем отравить себя. Травятся девочки и бабушки, милиционеры и преступники, школьники и ученые, изящные дамы и даже герои мультфильмов. У ребёнка вырабатывается устойчивая взаимосвязь понятий: человек – сигарета, человек – алкоголь. В понимании малыша алкоголь и табак становятся непременными спутниками человеческой жизни. Более того – это часть такой желанной и загадочной взрослой жизни. В сознании маленького зрителя формируется также представление о табачных и алкогольных ядах, как о ритуальных (праздничных) «напитках». Удачно исполненное дело, радостная встреча, праздничное застолье – тут же польются с экрана телевизора алкогольные яды, потянутся струйки ядовитого табачного дыма. Да обязательно крупным планом, в выгодном ракурсе. Малыш также хорошо усваивает, что алкоголь и табак – средства, которые взрослые используют в трудные минуты переживаний, страхов, неудач. И не надо ему осознавать и обдумывать эти ситуации. Многократный просмотр таких сюжетов сделает свое дело. Но позже, попав в такого рода ситуацию, повзрослевший ребёнок никому не сможет объяснить, почему он потянулся к табачному или алкогольному отравлению. Просто сработает стереотип поведения, выработанный с помощью многократно увиденных сюжетов.

Ещё один характерный абсурд последнего десятилетия – пропаганда отравления табачными и алкогольными ядами появилась в детской литературе.

Ребенку об алкоголе и табаке говорят. Говорят не правду, а ложь, говорят люди непорядочные, заинтересованные в производстве и сбыте табачно-алкогольных ядов. Они получают за отравление людей деньги, а родители получают больных и слабоумных детей, общество получает преступников и самоубийц, пожары, аварии, разводы и прочие проблемы. Те, кто программирует наших детей на табачно-алкогольные отравления в будущем, говорят много и регулярно. А родители молчат. Не могут или не хотят дать детям правдивую информацию и защитить от ложной.

Более того, по неграмотности родители еще и приобщают детей к алкоголю.

 Что такое приобщение?

Это самое первое поступление яда в организм.

И здесь важно понять защитные реакции организма. Первая всем видимая реакция – организм пытается сразу же очиститься от яда. У человека начинается рвота, кашель. Но есть и вторая часть защитных реакций. Они в том, что для разложения поступившего яда и выведения его из организма сам организм вынужден вырабатывать противоядия, которые сами по себе крайне ядовиты. Вскоре после начала самоотравлений организм приучается выделять собственные яды прежде поступления тех же алкогольных ядов в организм, лишь при возникновении вероятности самоотравления. Вплоть до мысленного представления о самоотравлении. И чем раньше будет запущен этот «механизм», тем благоприятней будет почва для развития зависимости в будущем. Поэтому любая доза алкоголя, полученная ребенком опасна и чревата не только текущими одномоментными последствиями, но и тяжелыми последствиями в будущем. Нужно понимать, что этот механизм может быть сформирован у ребёнка ещё до рождения. В том случае, если мать в период беременности сама отравлялась различными интоксикантами (табаком, алкоголем и другими), пусть даже в минимальных дозах. Полезно учитывать, что женщины в первые 2-3 месяца беременности часто не знают о том, что станут матерью, и в это, самое важное для ребёнка, время травят его, если сами отравляются различными интоксикантами.

Следующий и очень важный момент приобщения – это первые ощущения малыша, полученные им при знакомстве с миром. Младенец сразу после рождения имеет хорошее обоняние и, естественно, запечатлевает первые запахи от родителей как родные, приятные и желанные. Удивительно и крайне противоестественно слышать, когда девушка говорит, что ей нравится, если от парня идет запах табака или алкоголя, и она соотносит эти запахи с образом настоящего мужчины. А ведь такое мнение у нее сформировалось в раннем детстве от ощущений, связанных с отцом или дедом, особенно, если они любили девочку.

Приобщение – не всегда тот момент, когда ребёнок пришел домой, еле удерживаясь на ногах и не тот момент, когда родители почувствовали от него впервые запах табака. Приобщение может состояться гораздо раньше, пройти незаметно для родителей и практически без видимой защитной болезненной реакции организма ребёнка, например, в виде рвоты или «плохого самочувствия». Многие дети получают первый опыт самоотравления, сливая остатки из рюмок после праздничного стола. Доза небольшая. Алкогольный яд в значительной степени выветрился, и приобщение может состояться практически безболезненно, оставив малыша в полной уверенности, что взрослые на праздник ритуально вливают в себя что-то вкусное.

Возможно, ребёнку повезло, и его зачала и выносила трезвая мать. Но дальше его подстерегают такие ситуации, в которых, опять-таки по недоразумению, он может быть приобщен из рук родителей.

Существует целый ряд продуктов, в состав которых искусственно вводят алкогольный яд – это конфеты с алкогольными наполнителями, пирожные, кефир и др. И пусть в этих изделиях алкоголя капли и глоточки, но ведь и вес младенца очень мал. К тому же на детей этанол (алкогольный яд) действует в примерно в 5 раз сильнее, чем на взрослого человека, и потому вышеописанный механизм, способствующий возникновению зависимости, формируется очень быстро.

Из статьи д.э.н. Б. Искакова, д.х.н. С. Жданова, д.б.н. О. Хоперской «Этот «безобидный» кефир»: «Кефир – продукт слабоалкогольный, что для грудных детей имеет существенное значение. Дело в том, что те незначительные дозы алкоголя, которые присутствуют в кефире, могут с большой долей вероятности включить так называемый механизм алкопрограммирования... Младенец массой от 5 до 10 килограммов выпивает ежесуточно от 200 до 400 граммов кефира с этанольностью от 0,009 до 0,34 и усвояемой этанольностью от 0,1 до 0,5 процента. В пересчёте на взрослый эквивалент это равносильно ежедневному приёму от одного до двух стаканов водки! Разумеется, в этом случае алкопрограммирование для такого младенца гарантировано и длится от квартала до полугода... Подавляющее большинство стран Америки и Западной Европы решительно отказалось от кефира в пользу его безалкогольного аналога - йогурта... Скрытая алкоголизация миллионов людей в раннем возрасте несёт в себе угрозу генофонду...»

В семьях без трезвых традиций у ребёнка может состояться приобщение на первый взгляд случайно. Но в такой случайности проглядывается закономерность.

Вечером в семье 3-х летней Юли были гости. Накрыли стол, поставили алкогольные изделия. Малышка с интересом наблюдала за взрослыми, как они оживленно общались и пили из красивых бокалов. Уснула Юлечка рано. Гости разошлись поздно. Уставшие мама и папа легли спать, оставив уборку со стола на утро. На следующий день Юля проснулась раньше всех. Увидела стол, заставленный посудой. Ей вспомнилось, как вчера взрослые интересно пили из бокалов. Девочка брала бокалы, нюхала, заглядывала в них, а потом стала пить то из одного, то из другого. Морщилась и кривилась, но попробовала из всех. Приобщение состоялось. Ребёнок, подражая взрослым преодолел защитные рефлексы организма. В следующий раз преодолевать их будет легче. Скажется приобретённый «опыт».

Ещё абсурдней и печальнее, если родители сознательно дают детям пиво или вино в потеху или из-за ошибочного убеждения, что это может быть полезно детям. Не наставления взрослых воспитывают, а та среда, в которой живёт ребёнок.

Если он с раннего возраста регулярно наблюдает процесс отравления табачно-алкогольными ядами и при этом видит к нему положительное отношение со стороны взрослых, то у него сформируется установка на самоотравления.

Если ребёнок видит табачно-алкогольные отравления взрослых, подкрепленные отрицательными эмоциями (отец отравлялся и бил мать), то и это еще не значит, что он сделает выбор в пользу трезвого образа жизни. Скорее всего, подрастая, он будет повторять ту же модель поведения.

Но, если ребёнок видит процесс самоотравления, подкреплённый отрицательными моментами с одной стороны, а с другой он видит трезвый образ жизни, то есть все основания полагать, что он сделает выбор в пользу Трезвости.

Если ребёнок живёт и с людьми трезвыми и с людьми отравляющими себя «культурно», то его выбор будет зависеть от того, где ему было лучше, веселее, радостнее.

В семьях горьких алкоголиков встречаются трезвые дети, в семьях «культуропитейщиков» их практически нет.

Вывод: воспитывать трезвеннические убеждения у детей надо. И говорить при этом об алкоголе и табаке придётся, но относиться к просветительским беседам надо очень внимательно и осторожно, воспитательный процесс организовывать грамотно. И, прежде всего, воспитанием трезвеннических убеждений имеют право заниматься только те, кто сам ведёт трезвый образ жизни.

 

Часть 2

Родителям, которые живут трезво

Ни один человек, даже убежденный трезвенник, не может быть застрахован от развития интоксикантной зависимости у своих детей в будущем. Ведь дети живут и учатся не только в семье, но и в других местах. Особенно опасно то агрессивное информационное пространство, в котором живет и развивается маленький ребёнок.

Хорошо, если семья малыша, так же как и семьи близких родственников и друзей, живёт трезво, тогда и ребёнок будет расти человеком трезвым, хотя в подростковом возрасте проблемы и неприятности, связанные с алкоголем и табаком, все же возникнуть могут.

В семье Ани все без исключения взрослые живут трезво. Многие родственники тоже. А те, кто все же бывал «пьяным» вели себя, как правило, агрессивно, пугая и огорчая девочку.
В компании, где отравляются, Аню не водили. И у ребёнка даже разговора не возникало на табачно-алкогольные темы. Но в возрасте 13 лет девочка попала в компанию подростков и попробовала и алкоголь, и табак. Причем сделала это с некоторым удовольствием от мысли, что она такая как все – современная и взрослая девушка. Позже она стала сомневаться, а правы ли родители, ведь все «пьют» и «курят». Некоторое время спустя, терзаемая противоречиями, она обратилась к родителям с признанием, что в компаниях, где молодёжь отравляется табачно-алкогольными ядами, она чувствует себя скверно. Сама пошла и прослушала курсы по освобождению от табачно-алкогольной зависимости, получила много знаний и обрела твёрдость трезвеннической позиции. К 15 годам Аня научилась отстаивать своё право – жить в свободе от отравления интоксикантами. При этом отношение с друзьями у неё остались прежними, а те компании, где основное занятие травить себя алкоголем и табаком, она легко и без сожаления оставила. Более того, к ней потянулись интересные ребята. Теперь у Ани убеждение: Трезвость – это хорошо!

Что стало предпосылкой желания отравлять себя табаком и алкоголем? Та среда, в которой девочка жила вне семьи. И почему она не попала в сети интоксикантной зависимости? Потому что имелась искренняя и непреклонная позиция родителей – жить нужно естественно – в Трезвости. Правильно выстроенный воспитательный процесс в дошкольном возрасте и личный пример родителей – это ориентир, благодаря которому сбившийся с пути взрослеющий ребёнок всегда может выровняться.

Сложнее дело обстоит в семьях, где взрослые пришли к Трезвости в то время, когда их дети уже подросли. Известно, что все основные черты характера закладываются до 5 лет. Значит, до того, как взрослые решили встать на путь Трезвости, они уже успели запрограммировать своих детей на отравления и упустили благоприятное время для формирования трезвеннических убеждений.

Отрезвел взрослый член семьи, возможно даже все взрослые, и успокоились: живут себе, радуются своей новой трезвой жизни. Но разделяют ли эти новые убеждения их дети? Вот и получается, что у трезвых родителей встречаются дети, отравляющие себя алкоголем, табаком, другими интоксикантами. Почему так получилось? Дети программируются ежечасно и повсюду, умело и продуманно заманиваются в сети самоотравления. Они берут пример не только с родителей, но и с других людей: спортсменов, актеров, знакомых, родственников, друзей и просто прохожих. Всегда ли авторитет родителей для ребёнка безупречен? К сожалению не всегда. Значит следующий за отрезвлением родителей этап – целенаправленная работа по формированию трезвеннических убеждений у своих детей. Одна из заповедей Г. А. Шичко: «Выбрался сам – помоги другому». Известно так же всем освободившимся от табачно-алкогольной зависимости, что лучший способ закрепить результат это провести по лестнице ведущей вверх, к Трезвости, еще кого-то. Прежде всего, своих детей. Даже если ребёнок еще не имеет привычки к табаку, даже если он еще и не приобщился к этим ядам – стоит хорошо продумать и умело организовать воспитательную среду с тем, чтобы ребёнок принял Трезвость по убеждению.

Формы и методы работы зависят от возраста ребёнка, но принципы одни и те же.

Это, прежде всего:

- абсолютная Трезвость и убежденность родителей и лиц, осуществляющих непосредственное воспитательное воздействие на ребёнка;

- создание информационной среды, в которой ребёнок живёт, в которой Трезвость понимается как естественная ценность, лежащая в основе созидания, убеждается в преимуществах трезвой жизни;

- основная цель – сформировать у ребёнка твердое убеждение, что алкоголь и табак это яды. Все действия по отношению к этим веществам должны быть такими, какими бы они были по отношению к любым другим ядам;

- создание богатой информационной среды с тем, чтобы ребёнок постоянно слышал правду об интоксикантах, а любой абсурд, внушаемый ему извне, своевременно и убедительно развенчивался;

- эмоциональная, психологическая и предметная среда жизни ребёнка должна быть благоприятной для его развития.

Первое. Именно благоприятную трезвую среду малыш должен запечатлеть с рождения, задача взрослого сделать её как можно шире. Позже ребёнок должен осознать, что есть вещества, действующие разрушительно (как яды) именно по отношению к естественному благу – трезвой жизни.

Для этого надо, чтобы каждый раз, когда маленький ребёнок встречает взглядом алкогольное или табачное изделие или слышит о них, взрослые вели себя так, как они вели бы себя, соприкасаясь с другими ядами. Прежде всего, надо наблюдать и отследить (не пропустить) момент, когда ещё совсем маленький ребёнок впервые заинтересуется сигаретой или бутылкой. Этот момент особенно, как и все последующие попытки малыша, к примеру, поднять и понюхать окурок, должны сопровождаться ярким, эмоциональным, отрицательным отношением взрослого.

Взрослый должен резко и даже немного неожиданно сказать малышу, выражая глубочайшее отвращение и страх: «Брось! Гадость!» Яркие впечатления раннего возраста запечатлеваются в подсознании навсегда. Неприязненное отношение к такого рода изделиям серьёзно осложнит попытку «закурить» или «выпить» в подростковом возрасте.

Важно так же не пропустить ни одного момента, когда ребёнок в игре отображает ситуацию табачного и алкогольного отравления. Взрослый должен отреагировать так, чтобы у ребёнка осталось ощущение, что он сделал плохо. Но ни в коем случае не ругать ребёнка, не обсуждать эту ситуацию с другими и не наказывать малыша – одним словом, не заострять внимание на этом негативном моменте. Лучше всего переключить ребёнка и увлечь другой игрой.

Когда Кирюша играл в водителя троллейбуса он обязательно «курил» карандаш. Ничего другого в свои 3 года он ещё о водителе не знает. Мама отвлекла мальчика от «курения», но развила игру по-другому: троллейбус сломался и его надо ремонтировать, водитель устал и пошел на перерыв.

Следующий момент. Взрослые могут использовать алкогольные изделия (водку) для протирания грязных поверхностей, рук с пояснениями для ребёнка: «Водка – это такое вещество ядовитое, от него все микробы погибают». К примеру, в нашей семье бутылка водки стоит в туалете, рядом баночка с ватными тампонами. Очень удобное средство для дезинфекции круга унитаза, доступное даже маленьким детям. Алкогольное изделие, запах, вид будут ассоциироваться с туалетом, что само по себе будет формировать отношение к алкоголю, как к технической жидкости. Бутылку водки можно держать на полочке, где папа хранит машинное масло, растворитель или другие технические жидкости или в шкафчике с бытовой химией у мамы – там, где им истинное место, но не на кухне и не в холодильнике.

Есть ещё различные варианты применения спиртосодержащих изделий как технических жидкостей, нужно только проявить творчество и придумать способы, чтобы убедить ребёнка, что алкоголь предназначен не для применения внутрь (это страшная ошибка многих людей), а является ядом для живого и хорошей технической жидкостью.

Второе. Нужно уверенно и аргументировано развенчивать навязываемые извне ложные представления о табаке и алкоголе. Всякий раз, когда ребёнок явно подвергается программированию на табачно-алкогольные отравления при просмотре рекламы, художественных фильмов и т. д., надо ненавязчиво и убедительно этот абсурд развенчивать. Причем, надо учитывать, что детям дошкольного возраста не важны подробности и научные доказательства, но очень важна эмоциональная окраска и убежденность взрослого. Детям же школьного возраста нужны доказательства, убедительные доводы. Для этого взрослые должны быть заранее хорошо подготовлены. Источником правдивых знаний могут быть не все печатные издания, гораздо больше полезной и убедительной информации можно почерпнуть из самой жизни.

Для достижения положительного результата в воспитании важно, чтобы предлагаемая правдивая информация была преподнесена ребенку в виде простого дружеского разговора, но не в виде назидания.

Следует помнить, что нельзя перегружать ребёнка и надо чаще спрашивать его мнение.

Приёмы сообщения ребёнку нужных знаний, формирующих убеждение, могут быть различные:

-        (непосредственное) прямое обращение к ребёнку. Этот приём применим к детям старше 6 лет в ситуациях, когда требуется простое разъяснение или пришёлся к месту разговор о том, что такое интоксиканты (яды), как они отрицательно влияют на людей и т. д.

Родители с ребёнком гуляют в парке и замечают, что его внимание то и дело привлекают молодые люди с бутылкой пива в руках. Ребенок смотрит на них с интересом. Отец говорит: «А знаешь, мне жаль этих ребят – они так ошибаются. Они думают, что пьют напиток, но на самом деле в пиве есть алкоголь и много других ядовитых веществ. А алкоголь – яд для живого организма. Он постепенно разрушает все внутри: и сердце, и желудок, и, даже мозги. Помнишь дядю Федю? Он такой больной и глупый и всё время с водкой. А ведь он был молодым и так же ходил с пивом и не понимал, что он утратил Трезвость. А вслед за этой утратой идут потери: здоровья, слабеет ум, теряется благополучие в семье.

Или: отец с сыном стоят на остановке. Рядом мужчина «курит». Отец предлагает сыну отойти в сторону и говорит: «Я всегда отхожу от тех, кто курит. Табачный дым очень ядовитый даже для того, кто просто стоит рядом».

-        (опосредованное) косвенное обращение к ребёнку. Обращаясь к другому человеку в присутствии ребёнка, высказать свое мнение, сообщить нужную в данный момент информацию. Этот приём используется в том случае, если ребёнок не желает слушать прямого обращения к нему взрослого; а также для усиления эффекта восприятия предложенной информации (часто дети игнорируют то, что им говорят лично, но с большим интересом слушают и запоминают то, что говорят взрослые между собою). Этот приём очень хорошо использовать в отношении маленького упрямца или в том случае, если приходится иметь дело с ребёнком, перегруженным назиданиями и нравоучениями со стороны взрослых.

- реплика яркой эмоциональной окраски.

Этот приём наиболее эффективен в отношении детей раннего возраста. Малыши запечатлевают предложенную информацию во много раз лучше, если она была преподнесена им в яркой эмоциональной форме. Об этом хорошо знают воспитатели детских садов, поэтому на занятиях они всегда используют огромное количество игровых приёмов, сюрпризных моментов, часто меняют интонацию, используют резкую смену громкости и темпа повествования и т. д.

Ане было 10 месяцев от рождения. Она очень хорошо развивалась, рано начала говорить и ходить. Была активной девочкой и всё пробовала на вкус. В семье, где жила Аня, были пожилые члены семьи, которые использовали сильные лекарственные средства и часто забывали убрать их в недоступное для ребёнка место. А в семье по соседству произошел в то время страшный случай. Две трехлетние девочки играли в доктора: одна другую накормила таблетками и наелась сама. Одну из девочек спасти не удалось. Анина мама, потрясенная этим событием, зная забывчивость пожилых членов своей семьи и тревожась за безопасность дочери, предприняла такой воспитательный приём. Разложила по комнате разные таблетки. Аня проснулась, активно принялась познавать мир, хватала всё, что попадалось на глаза, тянула в рот, совала в карманы. Но как только она находила таблетки и протягивала к ним руку мама громко и испуганно говорила, даже вскрикивала: «Брось! Это таблетки!!!» Несколько таких повторений, и Аня стала обходить стороной таблетки и никогда не брала их в руки. Став взрослой, она рассказывала, что всякий раз, когда ей нужно принять таблетку – её охватывает какая-то неосознанная тревога и желание убедиться, а действительно ли это безопасно.

- решительно отвергать ситуацию, в которой надо наблюдать табачно-алкогольныё сюжеты, слушать и говорить о них.

Этот приём очень эффективен в воздействии на ребёнка без лишних слов. Если родители решительно отвергают необходимость участвовать в попойках, уходят из комнаты, где травятся табаком, выключают телевизор в тот момент, когда там демонстрируют сцены «пьянства» или рекламируют табачно-алкогольные яды; откладывают в сторону журнал с изображением алкогольных и табачных изделий, то ребёнок без пояснений усваивает позицию неприятия табачно-алкогольно-наркотических ядов и отравлений ими.

- использовать художественную литературу, произведения искусства с тем, чтобы показать, что Трезвость – естественное состояние человека.

Литературы и других произведений искусства, напрямую воспевающих Трезвость очень мало. Это дело будущего. Но, читая хорошие сказки, детские произведения, слушая музыку, всегда можно на примере показать ребёнку что хорошо, а что плохо. Есть очень простой эффективный и проверенный многими поколениями способ – это сказки, колыбельные, поучительные рассказы о былом и тихие приговоры перед сном. Народ хранит огромное множество сказок и былин, есть замечательные детские произведения современных авторов. Брать для рассказывания детям можно любые из них, но обязательно с хорошим концом и жизнеутверждающим настроением. Любую хорошую сказку можно использовать, чтобы наглядно показать ребенку: Трезвость – это хорошо. К примеру, в сказке глупому противопоставляется разумный, ленивому - трудолюбивый, злому - добрый и т.д.

После окончания сказки всегда надо поговорить о содержании и сделать самому или наводящими вопросами натолкнуть ребёнка на вывод: глупым, ленивым, злым быть плохо, а ведь табак и алкоголь делают людей такими. Некоторые сказки прямо подчёркивают всю пагубность пьянства. Их тоже можно использовать, но для детей постарше. Такие сказки родители могут сочинить самостоятельно.

Ещё один важный момент - колыбельная. За день даже самый маленький ребёнок, который, казалось бы, увлечён только игрой со своими игрушками, накапливает целый комплекс опасных для психики состояний, эмоциональных переживаний. Ведь он видит и слышит много пугающего, огорчающего, да и просто неприятного для него. Возможно, ему запала какая-то дурная мысль, да и вертится в голове, лишая покоя. Если малыш уснёт с этой мыслью, то ночью она «усвоится» и уйдёт в подсознание. Родители должны позаботиться, чтобы прежде, чем ребёнок уснёт, его мысли были полностью освобождены от всего плохого. Напротив, разговорами, колыбельными, повторяемыми ежедневно засыпающему малышу можно дать огромное множество положительных установок на будущее,

- посещать с ребёнком, мероприятия, праздники, на которых утверждается Трезвость;

- организовывать для ребёнка труд, досуг и просто общение с людьми, ведущими трезвый образ жизни.

Это самый простой и самый результативный способ приобщить ребёнка к трезвому образу жизни. Человек, выросший в доброй трезвой среде, имеет больше шансов остаться естественным трезвенником, чем тот, кто жил в среде, где приняты были ритуальные самоотравления.

Преподнося различные знания ребенку по табачно-алкогольной проблеме нужно помнить, что говорить об интоксикантах следует лишь в крайнем случае, и только для того, чтобы противопоставить ложной навязываемой извне информации правдивую. Нельзя долго и подробно говорить с ребёнком об алкоголе, табаке и других ядах как изделиях, применяемых некоторыми людьми внутрь. Нельзя описывать состояние так называемой эйфории, способы приготовления, применения, ядов, поведение «пьяного», так как то, что для взрослого кажется непристойным и отвратительным, ребёнку может представляться интересным и забавным.

Отец, вернувшись с работы, желая показать сыну всю мерзость пьянства, стал рассказывать о том, как только что на улице стал свидетелем отвратительной сцены: какой-то «пьяный» дядька упал в лужу. А слушавший рассказ отца сын вдруг вспомнил, как ему хотелось залезть в лужу, прыгать в ней, разбрызгивая воду, и топать ногами, но ему категорически это запретили. А пьяному это делать можно – значит алкоголь это то, с помощью чего можно снять все запреты.

К тому же то, о чем часто говорят, вызывает интерес. Поэтому, даже желая блага своему ребёнку и рассказывая часто о табаке, алкоголе можно получить обратный результат.

Если уж говорить, то:

- о том, как замечательно жили, живут и будут жить трезвые люди;

- о том, что алкоголь, табак - яды;

- о том, что люди, которые «пьют» и «курят», достойны жалости и сочувствия, потому что это обманутые люди.

Очень важно сформировать в ребёнке такое мироощущение, при котором информационным агрессорам разных мастей будет трудно обмануть и через обман отнять у детей их естественную Трезвость.

Третье. Надо формировать у ребёнка осознание себя, как частицы великого целого. Понимание того, что его жизнь зависит от того, как живут другие, и от его собственных поступков. Чаще ставьте ребёнка в положение, когда от его поступков будет зависеть благополучие родителей, семьи, коллектива детей, в котором он живет, домашних животных и т. д.

Четвертое. Надо создавать радостный настрой на все, что происходит, окружает ребёнка. Любую, даже трудную для ребёнка ситуацию, любое происшествие дальновидные родители должны превратить в пустейшую или смешную ситуацию, легко или не очень, но решаемую. А на реагирование слезами на неприятные для ребёнка моменты жизни, родители должны отвечать сдержанным спокойствием. Тогда ребёнок поймет, что когда он горюет, жалуется, раздражается, он помощи, сочувствия, поддержки не получит, а тем более, желанного внимания. А тогда, когда он терпелив, сдержан и весел, ему придут на помощь, одобрят, будут охотно общаться, и он получит столько внимания, сколько ему нужно.

Родители всегда должны вести себя так, чтобы ребёнок понял: привлечь к себе внимание взрослых и добиться желаемого можно только хорошими поступками. На негативные проявления поведения ребёнка взрослые реагировать не должны ни хорошо, ни даже отрицательно, так как шлепок, порицание или какое-то другая негативная реакция взрослого это также проявление внимания – то, чего ребёнок добивается. В подростковом возрасте все дети в той или иной мере испытывают чувство одиночества и недостаточного признания, и тот, кто в раннем детстве привлекал к себе внимание взрослого отрицательным поведением, может потянуться к алкоголю, табаку, другим интоксикантам из-за неосознаваемого желания привлечь к себе пристальное внимание взрослых.

И особенно важно учить малыша искать «маленькие радости» в каждом моменте его жизни, в каждом окружающем его предмете. Очень ярко описывает это в своём рассказе «Радости» Л. Воронкова:

«Ребята сидели на брёвнах и разговаривали:

- А у меня радость,- сказала Алёнка,- у меня новая лента, смотрите, какая блестящая!

- У меня тоже радость,- сказала Таня,- мне цветные карандаши купили... И дети наперебой стали хвастаться кто удочкой, кто рубашкой новой. Только Ваня слушал и ничего не говорил.

- А у Ванюшки никакой, хоть бы маленькой радостинки нет,- сказала Алёнка,- сидит и молчит.

- Нет, есть,- сказал Ваня,- я цветы видел... Когда я заблудился в лесу. Уже вечер, кругом темно. А цветы стоят белые, как будто светятся.

Ребята засмеялись: - Мало ли в лесу цветов! Тоже радость нашёл!

- А ещё я зимой крыши видел... Солнце светило, на них снег был. С одной стороны крыша синяя, а с другой розовая и вся блестит!

- Вот ещё,- сказал Петя,- будто мы снег на крыше не видели. А что он был синий да розовый, это ты выдумал...

- Может, у тебя еще какие радости есть?- спросила Таня.

- Есть,- сказал Ваня,- ещё я видел серебряных рыбок.

-        Где? В пруду? В речке?- Петя даже вскочил.

-  В луже,- сказал Ваня - после дождя под яблоней была лужа. Голубая. А в ней солнце светило. И ветер был. Вода дрожала и в ней серебряные рыбки играли.

-  Вот болтун,- сказала Алёнка,- никакой у него радости нет, так вот он и придумывает.

Алёнка смеялась, а Таня сказала задумчиво:

-        А, может, у него этих радостинок побольше, чем у нас. Ведь он их, где хочешь, найдёт...»

 

Пятое. Создавать такую эмоционально-воспитательную среду, которая заставляла бы ребёнка занимать активную жизненную позицию.

Жизнь маленького человека должна быть насыщена событиями, трудовыми достижениями, общением с разными людьми, играми и развлечениями. Важно, чтобы ребёнок постоянно чувствовал себя нужным, способным, уверенным в результате своей деятельности и в своих силах. Самое главное: родители должны признавать право ребёнка на самостоятельное решение любых, даже трудных жизненных задач, никогда не ругать его за ошибку. В случае неудачи малыша позиция взрослого должна быть такой: «Хорошо, что ты это сделал, но в следующий раз попробуй сделать по-другому».

Четырёхлетний Алёша играл с новенькой заводной машиной. Вдруг в машине что-то сломалось, и Алёша не смог привести её в движение. Алёша стал ковырять машину отвёрткой, стучать по ней. Вдруг внутри что-то треснуло, и машина развали­лась. Вечером пришел папа, посмотрел на машину и сказал, что сделать её целой можно, но заводиться она уже не будет. Алёша заплакал. А папа спокойно сказал: «Что ж поделаешь, зато теперь ты знаешь, что стучать по машине нельзя. В следующий раз будь аккуратней. А когда ты вырастешь, ты сможешь ремонтировать не только игрушечные, но и настоящие машины».

Надо научить ребёнка с раннего детства постоянно находить себе занятие. Если малыш сам не может занять себя, то взрослый человек может помочь ему – затеять игру или какое-то дело, увлечь ребёнка, а потом незаметно уйти, предоставив ему возможность действовать самостоятельно. Каждую новую игрушку надо обыгрывать с малышом, то есть показать способы её использования. Родители должны считаться с мнением и предложениями малыша, даже если, с точки зрения взрослого, они малосущественны. Считаться, но не потакать!

С раннего детства нужно внушить ребёнку, что плохо быть равнодушным, ленивым и пассивным. Жизнь должна быть радостным приключением, наполненным смыслом и значением для себя и для других.

И последнее, но очень важное. Следует оберегать ребёнка от компаний, в которых взрослые отравляют себя табачно-алкогольными ядами, отказываться от приглашений или оставить ребёнка дома. По крайней мере, так поступать следует до 7 лет. Неизвестно, как ребёнок расценит наблюдаемую ситуацию «пьянства», даже если его мама и папа остаются трезвыми.

Из воспоминаний Ани:

«Мне было 4 года. Мы всей семьей пошли в гости к родственникам, которые непременным условием праздника считали алкогольные отравления. Было много разных красивых бутылок, о содержимом каждой взрослые говорили с восхищением непонятные мне слова, потом разливали в красивые бокалы и пили.
И так много раз. Но почему-то моя мама и папа не пили и даже отказывались налить себе это в стакан и даже не чокались со всеми. Все маму уговаривали, а она пила компот. Я обдумывала эту ситуацию весь вечер и ещё следующий день и решила, что раз мама так делает, значит так правильно. Ведь мама всё знает».

В этой ситуации налицо преобладание авторитета матери и, как следствие, сделанный выбор. Если бы в числе отравляющих себя алкоголем был человек более авторитетный для ребёнка или очень ему симпатичный – выбор мог быть другим.

Также следует оберегать ребёнка от просмотра телепередач. Сейчас все без исключения и передачи, и фильмы наполнены сюжетами, связанными с табачно-алкогольными и иными интоксикантами.

Из воспоминаний Ани:

«Когда я была ещё очень маленькой девочкой, мне очень хотелось перед тем, как что-либо выпить, стукнуться своей кружкой о кружку другого человека. Но мама и папа всё время отказывались так делать. Мама даже сказала как-то сердито: «Так делают плохие дядьки». А я не поверила, потому что по телевизору видела, как нарядные дяди и тёти стукались красивыми фужерами. К тому же, когда приезжал дедушка, он соглашался со мною стукаться, а ведь он не «плохой дядька».

Следует обращать внимание на моменты, которые так или иначе могут способствовать формированию у ребёнка проалкогольной настроенности (программы). Это такие, на первый взгляд, незначительные моменты, как чоканья (пусть даже и лимонадом), детское шампанское на праздничном столе, безалкогольное пиво и т. д. Они приучают ребёнка сначала к самому процессу ритуального самоотравления относиться положительно и в игровой форме вырабатывать навык будущего пьянства. Ведь использование детского шампанского это, по сути, игра в большое взрослое застолье, а безалкогольное пиво, выпитое при взрослых, снимает психологический барьер естественной в таких случаях стыдливости.

 

Часть 3

Родителям, которые позволяют себе «выпить» и «закурить»

Есть достаточно большая группа взрослых людей, которые считают себя, в общем-то, людьми трезвыми, но из какого-то странного «приличия» не могут отказаться от отравления в настойчивой компании. Есть такие, которые вообще отравляются, но стараются скрыть отравления от ребёнка. Эта категория родителей может прочитать предыдущую главу и даже воспользоваться советами, изложенными в ней, но результата ждать не стоит, его, скорее всего, не будет.

Более того, в семьях «горьких алкоголиков» иногда могут вырасти дети, полностью отвергающие алкоголь, т. к. они видели отвратительные сцены, испытывали горькие минуты страха и одиночества, когда кто-то из родителей в сильном отравлении вёл себя агрессивно или непристойно. В этом случае родители выступали для своих детей антиалкогольными программистами и собственным примером воспитывали отвращение к отравлениям алкогольными ядами. А вот в семьях «культурно пьющих» родителей трезвых детей практически не бывает. В таких семьях все дети тоже начинают «культурно» отравляться. Здесь родители выступают для своих детей алкогольными программистами, собственным примером приучают детей к отравлению ядами. Таким родителям стоит знать, по крайней мере, два следующих момента:

- совершенно независимо от нашего желания и от того, знаем мы об этом или нет, существует закон, по которому каждый человек, отравляющий себя табачно-алкогольными ядами, обязательно пройдёт путь от малых доз к большим, от «слабых» интоксикантов к «сильным». Темпы продвижения по этому пути у всех разные, кто очень быстро, за 5-10 лет, кто медленно; кто-то сумеет вовремя остановиться и избежать участи «горького алкаша», но за их грех ядопоглощения отвечать будут дети и внуки.

- есть и ещё одна безжалостная закономерность, обойти которую мало кому удаётся: первое поколение начинает «пить», второе продолжает, а третье «спивается».

 Заключение. 

Трезвость общества и наши дети

Современное общество в значительной степени утратило Трезвость. Последствия такого состояния тяжелы, как для отдельных людей, так и для всего общества в целом. Беда пришла в каждый дом так же, как приходит она в каждую семью после тяжёлой разрушительной войны. Горе захватило большинство людей: человек или сам страдает из-за своей зависимости или сострадает своим родным и близким.

Именно поэтому всё больше людей начинают осознавать, что утрата Трезвости – это главная причина многих бед и печалей, и принимаются искать способы вернуть себе, своим родным и всему обществу естественное состояние Трезвости.

Чтобы успешно противостоять заманиванию детей в сети самоотравления, очень важно, прежде всего, ввести в семье само понятие Трезвости. И сделать это так, чтобы ощущение Трезвости присутствовало постоянно; чтобы радость Трезвости поселилась в душе ребёнка навсегда; чтобы маленький человек понимал – он родился трезвым, здоровым, красивым, умным, способным к постоянному совершенствованию. Чтобы он гордился своими трезвыми родителями и вместе с ними ощущал себя причастным к общему хорошему делу – созидательному труду на пользу всем добрым людям!

 

Читать другие публикации категории Теория Трезвости :

Сохранить публикацию у себя в:



Russian to English Russian to German Russian to French Russian to Spanish Russian to Italian Russian to Japanese


Яндекс.Метрика

2012 © Трезвый Дон | Статистика входящего трафика | Поиск по сайту
Разработано в студии "ПрофМера" - создание сайтов любой сложности | техподдержка, вебмастер
Работает на CodoRama-CMS | Память: 2.25 Mb | Время: 0.00803 сек.